fbpx
Ирина Лозовская
  • Перу.
    Каньон Колка. Кондор.
  • Перу.
    Долина Урубамба.
  • Перу. Чинчеро,
    "Деревня радуги".
  • Перу.
    Мачу-Пикчу.

«Маска, я вас знаю?» Или «Королевское второе Я». Путешествие на карнавал в Венецию. 6-10 февраля 2015 года.

Alter ego («а́льтер э́го»; в переводе с лат. — «другой я») — реальная или придуманная альтернативная личность человека.
Выражение alter ego стало распространённым благодаря обычаю, принятому в некоторых государствах Европы в прошлом: когда король передавал всю свою власть какому-нибудь наместнику, он награждал его званием «королевского второго я» — «альтер-эго-региас».

День первый

Чтобы быть в гармонии с собой, нужно познать себя.
Кайтлин Мэттьюс

Венеция встретила нас небывалым ветром. Вода в лагуне была неспокойной. Водные такси не ходили из аэропорта. Пришлось ехать до центрального вокзала на машине, и только там мы смогли пересесть на катер. Лодку захлестывало, шляпу срывало и приходилось держаться за чемоданы, чтобы не унесло. Уровень воды поднялся настолько, что лодка не смогла подплыть к причалу отеля и высадила нас на площади Сан-Марко. Такого наводнения я еще не видела — пройти можно было только по узким мосточкам. Добравшись до отеля, мы облегченно вздохнули. А выпив по традиционному венецианскому коктейлю «беллини», и вовсе пришли в себя.

Главное в этот день было подготовиться к завтрашнему балу. Выбор образа — дело очень важное. Для этого мы связались с лучшим в Венеции ателье, где шьют исторические костюмы. Далее последовала обстоятельная переписка с его хозяйкой, синьорой Флавией, и были подобраны костюмы, соответствующие нашим пожеланиям и размерам. Флавия — личность легендарная. Еще очень молодой девушкой она начала мастерить бархатные маски для продажи в ювелирной лавке своей семьи, неподалеку от моста Риальто. Элегантные маски продавались очень хорошо, что и подтолкнуло Флавию начать шить костюмы. Но не просто шить, а еще изучать историю Италии и историю костюма. Так открылось Ателье.

Прошли годы, синьора иногда грозится уйти на пенсию, но на самом деле не может представить свою жизнь без любимого дела. Правда, недавно Флавию пригласили работать в Зальцбург — в музей Моцарта, для которого она изготовила огромное количество костюмов, представленных в экспозиции. Теперь в музее хотят открыть свои курсы по истории костюма и изготовлению масок. Но все же синьора Флавия предпочитает Венецию — город, где она родилась и выросла, и духом которого пронизаны все ее работы.

Должна сказать, что процесс примерки роскошных платьев, подбора париков, масок, украшений, туфель — это настоящее девичье счастье. И девочками тут становятся все, независимо от возраста и статуса. Есть, правда, одно немаловажное условие. Да простят меня наши любимые мужчины… Но это — их отсутствие. Ведь только в женской дружеской компании на вопрос: «может, примерить еще этот наряд контессы?», можно услышать дружное «Да!!» И, кстати, наша примерка в общей сложности длилась 4 часа! Какой мужчина это выдержит, без того, чтобы испортить себе настроение?

Надо сказать, что организовано всё было очень хорошо. Нам помогали преображаться несколько помощников синьоры Флавии и она сама. Каждый выход в новом образе сопровождался восторженными возгласами всей компании. Признаюсь, что именно так и задумывалось начало процесса трансформации. Просто поразительно, как выбранные образы раскрывали характер каждой, являя миру то, что было скрыто. А ведь это была только примерка, так сказать, первое знакомство с прекрасной незнакомкой внутри себя.

Дело в том, что во время карнавала мы выпускаем на свет свою тайную личность. Маскарадный костюм отражает скрытые черты характера, которые мы не проявляем в повседневной жизни. И жизнь может стать ярче, если познакомиться с этими тайными личностями и предоставить им возможность говорить и действовать. Все они важны и являются частью нас. Можно представить, что человек — не отдельный инструмент, а целый оркестр. У каждой из наших тайных личностей свой голос, и он может придать нам сил и раскрасить жизнь яркими красками.

Вечером у нас был знаменательный ужин. Уже традицией стало справлять дни рождения в нашем волшебном кругу женской силы. И у нас было две новорождённые — Танюша и Римма. Прекрасные, сильные, глубокие. Вам хочется посвящать стихи и песни, делать в вашу честь разные милые глупости и совершать большие серьезные поступки. Прошел вечер, кстати, в очень популярной среди венецианцев траттории, расположенной вдалеке от центра на маленькой улочке так хитро, что без нашего проводника Марии мы бы не нашли её. Сюда приходят и местные жители, и гурманы со всего света. (При условии, что смогут заранее забронировать столик, иногда за месяц, и найти дорогу). Кухня — изысканная венецианская простота. Атмосфера — домашняя, а морепродукты — только самого высокого качества. Ведь именно в этом основа венецианской кухни. А летом здесь можно посидеть в маленьком внутреннем дворике, увитом виноградом.


День второй

А что, если наши мечты и желания — это голос нашей души, голос Бога изнутри нас, который только и хочет выразиться через нас?
Джулия Кемерон

Утро следующего нашего дня мы провели достойно, как самые утонченные гедонистки. Ну согласитесь, чтобы погрузиться в искомое состояние и выманить прекрасную незнакомку, надо хорошенько за ней, этой скрытной синьорой, поухаживать. И все средства тут хороши, и арфа с проссеко на завтрак — то, что надо.

После с нашим увлеченным гидом-искусствоведом Ксенией мы прошлись по тишайшим улочкам. Да-да, во время карнавала это возможно. Мы оказались в малоизвестных романтических уголках, в настоящей Венеции, где дома отражаются в тихой глади каналов, где повсюду история, где жизнь великих живописцев переплетается с жизнью города и простых людей. Там, где восток встречается с западом. И, конечно, речь шла об истории карнавала.

Удивительно, насколько уникальную культуру создали жители Венеции благодаря непревзойденному уровню благосостояния. Здесь сокрытие личности человека стало первостепенным делом в повседневной жизни. Маскировка носила прагматичный характер: людям не хотелось, чтобы другие видели, какие дельца они обстряпывают. В конце концов, городок-то небольшой. Кроме того, маски выполняли очень важную социальную роль — они уравнивали всех, кто их носил. Слугу, носящего маску, могли принять за благородного синьора, и наоборот. Государственные инквизиторы и соглядатаи могли допрашивать жителей города не заботясь о том, что их личность будет раскрыта (в то время как жители могли смело отвечать на эти вопросы и не бояться законного возмездия). Нравственность людей подкреплялась ношением масок — у них не было лиц, но были голоса. Но и они трансформировались под маской.

Самая популярная венецианская маска называется «баута» (от немецкого слова Behutten — защищать). И действительно, маска защищает от посторонних взглядов и пересудов. Дополнением к маске служили черный плащ и табарро — шелковый «подмасочник» с кружевной отделкой. По качеству кружева можно было определить состоятельность владельца. Рассказы экскурсовода можно было слушать бесконечно, настолько живой и яркой представала перед нами жизнь старинного города.

Это общение и неспешное фланирование по тихим улицам давало ощущение приобщения к совсем другому ритму и образу жизни, как будто с этим холодным морским воздухом мы вдыхали Венецию, и она холодными влажными капельками конденсировалась где-то внутри, незаметно и неизбежно. И когда мы стали впускать её, то и она начала показывать нам своих настоящих жителей. Например, затерянный в крохотных улочках книжный магазин, длинный и узкий, половину его занимала гондола, наполненная книгами. Во внутреннем дворике была выложена лестница из старых книг, и весь он был наполнен котами, сидевшими прямо на книгах и везде, где им вздумается.

Или маленькая рыбная лавочка, от которой вдруг повеяло морем.

Бродить по таким местам с открытым сердцем — значит слушать голоса тех, кто здесь жил когда-то, и узнавать, насколько созвучна наша жизнь этому месту, что здесь дарит нам гармонию, а что её нарушает.

Но по мере приближения к эпицентру карнавала — к площади Сан Марко — очарование рассеивалось. И совсем улетучилось, когда мы вынуждены были пробираться сквозь толпы туристов. За несколько минут мы попали из мира куртизанок и дожей в мир бесконечного селфи, шума и гама и с недоумением смотрели на него.

Ничего не может быть хуже, чем быть полностью понятым.
Карл Юнг

Та-дам!!! Наступил важный момент. Нас ждала фотосессия с талантливым венецианским фотографом Мирко Тоффоло. То, что происходило дальше, сложно описать славами. Все приготовления, предвкушения и волнения позади. Все эти крючочки, корсеты, парики, украшения, мушки, шляпы, перчатки… Боже, как же это…. прекрасно!!! И какие же мы девочки! Девочки, которые позволили себе поиграть в принцесс, дукесс и контесс.

И еще раз поразила аутентичность выбранных образов. Поделюсь своим опытом. Я выбрала платье эпохи Регентства и парик с роскошными рыжими кудрями, ярким оттенком венецианского золотого. Шляпу с пером. Черный бархатный плащ. Кто была эта женщина? Свободная венецианка, пишущая стихи и поэмы, образованная и утонченная, выступающая на равных в дипломатических и экономических вопросах с самыми сильными мужчинами. Мое платье без корсета, ничто не сковывает мои движения, глубокое декольте прикрывают яркие локоны, перья на шляпе мерно колышутся в такт моих шагов. Походка становится стремительной и упругой. Взгляд рассеянно скользит по толпе, цепко выхватывая всё интересное.

Откуда появилась эта раскованность? Где раньше пряталась эта яркая, блистательная часть меня, перед которой восторженно расступалась толпа. Сколько восхищения было в глазах окружающих… Это смущало лишь первые несколько минут. Но очень быстро я начала получать от этого особое удовольствие ☺.

Прогулка на гондолах. Что говорить, здорово это было! Тихие каналы, звуки наших голосов и всплески воды. В такие моменты настолько остро осознаешь мимолетность, хрупкость, звенящую красоту жизни… И физически ощущаешь, как время, приняв другое, незнакомое качество, цвет, запах и вкус, пульсирует через тебя густыми толчками. И испытываешь бесконечную благодарность за то, что живешь…

Но это лирическое отступление, а так всё было очень, очень весело. Это была яркая и волшебная кульминация. У каждого своя, конечно.

После, не расставаясь с присвоенными себе образами, в карнавальных костюмах, мы отправились на ужин, введя в ступор весь персонал ресторана, включая хозяина и повара :). Отчего они делали ошибку за ошибкой, путали заказы и… предлагали руку и сердце. Бывает и так. 10 прекрасных незнакомок — это может стать и испытанием.

Вечером мы отправились на бал. На самый изысканный и известный бал. На лучший бал, который нас порядком разочаровал. Должа признаться, что я была на этом балу несколько раз, и последний был 6 лет назад. Помню это ощущение сдвига в сознании, когда тебе приходится пробираться сквозь роскошную карнавальную публику со всех уголков мира. А к полуночи начинают появляться венецианцы в эпатажных костюмах, раскованные и веселые, как на семейной вечеринке. Своим видом они говорят: «Да, мы так живем и так отдыхаем, вы можете побыть рядом, даже можете нарядиться в маски и костюмы, но понять вы этого никогда не сможете». В этот раз всё было совсем не так. На балу не было и одной пятой от прежнего количества гостей. Но надо отдать должное: интерьеры, декорации, программа, музыка — всё было на высшем уровне. И нам было очень хорошо друг с другом. Натанцевались вдоволь, как и полагается на балу.

День третий

Наш внутренний ребенок желает проявить себя. Чтобы сделать это, его нужно выманить наружу красивыми картинками и приятными ощущениями — пригласить его поужинать и потанцевать. Только так наше Высшее “Я” отзовется.
Стархок (теолог)

На следующий день мы отправились на особое мероприятие, я бы даже сказала — на задание… Вчера важнейшим элементом нашего перевоплощения были маски. Венецианская карнавальная маска — это квинтэссенция венецианского духа, объединяющего и невинные забавы, и людские прегрешения.

Наши маски позволили нам провоцировать бесстрашно и безнаказанно, делать то, что хотим и оставаться неузнанными. И вот мы отправились туда, где маски рождаются из союза традиций и секретных приемов мастеров. Процесс создания маски трудоемкий и долгий. Это изготовление слепков и форм, наклейка бумаги и просушка, обрезка и грунтовка… И только проделав всю эту работу, можно приступать к художествам.

Как арт-терапевт я понимаю, как действует соприкосновение с разными материалами, могу даже спрогнозировать, как различные техники повлияют на состояние участников группы, но… Как только я вижу все эти яркие баночки с краской, все знания забываются, и высовывает свою любопытную мордашку маленькая шкода внутри меня, которая хочет всё это быстро взять, смешать, перемазать. Но шкоде пришлось потерпеть и послушать рассказы об истории венецианских масок, традиции их ношения, исторические курьезы, с ними связанные. Дальше у нас было 2 часа, чтобы сделать две маски по своему вкусу. Надо было только выбрать две формы масок, выслушать объяснения очень харизматичного наставника. И…

Как?! Уже прошло два часа?!!! То, что время пронеслось с такой скоростью — верный признак, что мы выманили-таки этих маленьких шкод. И, поверьте, они очень скоро отблагодарят вас за баловство, которое вы устроили им, наряжаясь, хохоча и рисуя — новыми смелыми творческими идеями, решениями, мыслями, которые будут появляться у нас еще очень долго. Пережитые состояния трансформируются в реальные образы, которые мы воплотили в масках. И мы увезли их домой, повесили на стену, поставили на комод… Но в любом случае, маски будут продолжать делать, то, что делали всегда — нести закодированную информацию, быть сгустком энергии. В нашем случае это образы ярких, смелых и прекрасных женщин, которые позволяют себе жить так, как им хочется, творить и играть.

Этот день был официальным днём открытия карнавала, и как же тяжело было пробираться по тесным улочкам! На живописных мостиках сталкивались два потока: каналы с бирюзовой мутноватой водой, меланхолично отражающей старинные палаццо и фасады церквей, и шумный людской поток. Есть в этом большой диссонанс. Невольно сравниваешь наряды прошлого и то, как мы одеваемся сейчас… и становится немного жаль, что платья уже нет…

Наконец, покружив по улочкам, всё более удаляясь от гомона и толкотни, от развлечений массовых и общедоступных, мы оказались в интереснейшем месте, уютном и очень вкусном. В этом средневековом палаццо, напротив рыбного рынка, располагалась когда-то весельная мастерская. Горели факелы под сводчатыми потолками, и мастера выстругивали длинные и изящные весла для гондол.
Постепенно ресторанчик наполнился венецианцами, а с ними и праздничной атмосферой. Все-таки карнавал и сейчас — настоящий живой праздник, только проходит он не на главных улицах, заполненных туристами в пластиковых китайских масках, а локализован в определенных местах. Благо, Венеция устроена так удивительно, что больше напоминает затейливый лабиринт с множеством тупиков, которые упираются в тишь каналов.

И тут самое время рассказать о нашем проводнике в этом переплетении путей и эпох, о Марии. Не буду говорить, что я была удивлена такому подарку судьбы, как это знакомство. Осознанные путешествия — это особое состояние, которое буквально притягивает людей, живущих в той же открытой и радостной парадигме. Другие проходят, не оставив следа. А вот те, кто «одной крови», реагируют на незаметно расставленные опознавательные знаки. Мария именно такая. А еще она красавица и настоящая венецианка. Сначала она выбрала Венецию, а потом Венеция выбрала её. Очень элегантным образом: в нее влюбился потомственный венецианец и не смог без неё жить. Мария оставила Москву и карьеру телепродюсера и окунулась в венецианское приключение, которое длится по сей день. Мария, спасибо!

Немного грустно, что позади наше венецианское приключение. Честно говоря, даже очень грустно. Но мы отправляемся дальше.

Катер мчал нас по ночным каналам к центральному вокзалу. И я вспоминала свое первое впечатление от этого города. Я оказалась здесь в 2000 году на венецианском кинофестивале. Прилетели мы поздно, и первый лик Венеции, который мне открылся (и теперь я понимаю, какой это был подарок судьбы) — это черная гладь воды в каналах, палаццо во тьме, редкие святящиеся окна, приоткрывающие невиданные интерьеры с роскошными люстрами из венецианского стекла. Плеск воды о гондолы, стоящие у причалов. Тишина. Мистическое послание из прошлого. И я храню этот образ Венеции трепетно и не позволяю более поздним наслоениям сбить меня с толку.

Через два с половиной часа мы были в Милане.

День четвертый

Одежда должна быть подчинена личности женщины, а не наоборот.
Ив Сен-Лоран

Что же такое современная маскировка? Это кропотливая работа по созданию гармоничного имиджа, в котором внешняя сторона всегда отражает внутреннее содержание.

Примеряя маску, мы используем готовое решение, как если бы покупали готовое платье, а создавая свой личный имидж, мы занимаемся творчеством. Мы сами определяем, что хотим сообщить о себе окружающим, какие черты хотим показать, а какие — завуалировать.

Вот мы и добрались до цели нашего визита в Милан. Мы приехали к замечательному миланскому стилисту, гуру изысканного шопинга и, самое главное, прекрасной женщине — к Миле Ануфриевой.

Милан просто пропитан духом моды высокой и не очень. Сначала ты ошарашен и впечатлен: витрины бутиков роскошно оформлены, миланцы — иконы стиля поголовно, нет ни одного прогуливающегося по улице человека без брендового пакета в руках. Но взыскательных покупателей весь этот блеск не вводит в заблуждение. Беглый осмотр последних коллекций лишь еще раз показывает, как глубоко зашла в тупик идея массового потребления. Практически все бренды представляют одно и то же. Нет в этих вещах ни энергии ручного труда, ни яркой идеи художника, ни теплоты традиций. Поэтому в этом море дорогого масс-маркета нам тем более важны знающие проводники, которые могут привести в мир изысканной роскоши. Только поймите меня правильно! Роскошь — это не самое дорогое! Для меня это, когда я могу позволить себе то, что я люблю, и самого высшего качества. Роскошь для балетомана — посмотреть Анну Лопаткину в «Анне Карениной», для великого пианиста — сыграть на рояле Рахманинова, для путешественника — пройти тропой инков и увидеть Мачу-Пикчу, обязательно с первыми лучами солнца. У каждого своя роскошь, и в мире моды тоже. Для кого-то это сплошь известные бренды, а для кого-то — уютные вещи ручной работы, высочайшее качество материалов, для кого-то — общение с создателями всей этой красоты, а кому-то важно, где и в каких условиях было создано то, что вы наденете. Как вы поняли, я — за вещи с душой, высокого качества, которые раскрывают мою индивидуальность. Это довольно необычные и редкие вещи, созданные с любовью и несущие заряд творческой энергии. Их, поверьте, немного в современном мире, но они есть!

Кстати, процесс покупок тоже может быть очень роскошным.

Наш день начался с завтрака у Шантеклер. По-настоящему роскошное утро: роскошь общения с одними из самых ярких женщин в мире высокого ювелирного искусства и в мире моды — с хозяйкой дома Шантеклер Марией Еленой Апреа и с самым ярким миланским стилистом Милой Ануфриевой. Украшения Шантеклер — это сокровища с острова Капри, созданные с любовью и трепетным вниманием к деталям и качеству. Я люблю их потому, что если есть оптимисты среди украшений, то от Шантеклер — просто стопроцентные яркие, звенящие, солнечные! Да и пирожные были изумительные, но это, скорее, минус, так как съели мы их слишком много. И конечно, ушли с покупками.

Зарядившись этой эталонной красотой, мы отправились переоблачаться. И должна сказать, тот класс, с которым работает Мила, просто поражает. Никаких долгих примерок или поисков — она просто сразу видит те качества, что должны быть предъявлены миру ярко и определенно, отправляет вас переодеваться и… Ваша жизнь изменилась! Стала ярче и радостнее. Мила, спасибо тебе!

Закат солнца мы встретили на крыше Дуомо, кафедрального миланского собора. И это был очередной подарок. Дело в том, что это единственный собор в Европе, построенный из белого мрамора. Построен он в стиле так называемой пламенеющей готики. Много шпилей, башенок, колонн, которые возносятся в небо, как языки пламени. И вот на закате белый мрамор становится сиренево-розовым. Длится это минут 20, не больше. Во время созерцания этой растворяющейся в закате громадины ко мне пришло ярчайшее озарение: я услышала музыку в архитектуре и увидела архитектуру в музыке! И теперь Миланский Дуомо и органная токката и фуга ре минор Баха для меня — одно и то же. Если хотите проверить, обязательно повторите наш опыт.

Итак, внутренние открытия привели к внешним изменениям. В Венеции мы примерили состояния и платья, которые оказались вдохновляющими. В Милан мы приехали, чтобы найти такие образы, которые смогут интегрировать нашу индивидуальность и многочисленные социальные роли, которые нам приходится играть каждый день: руководителей компаний, участниц светской жизни, жен, мам и тому подобные Изменение в одной сфере жизни (не важно, в какой) обязательно приведет к изменению в остальных. Новое роскошное платье — это и иное состояние, и иные мысли, и иные поступки. Женщина, уверенная в своей неотразимой и уникальной привлекательности, может всё!

Новый образ — это красивое послание миру. Меняя себя в лучшую сторону, мы меняем и свою жизнь, и жизнь наших близких, и весь мир. И я уверена, что единственный достойный и действенный способ сделать мир лучше — это посвятить свою жизнь прекрасному. У нас не так много времени, не так много энергии, чтобы растрачивать её впустую.

Давайте превращать свою жизнь в праздник!

Человек должен всегда поддерживать в себе только одно свойство — и это его единственный долг — быть счастливым.
Ошо

Ведущие программы:


Ирина Лозовская, Автор особенных путешествий, психолог.
Для регистрации на программу, пожалуйста, оставьте свои контактные данные.Напишите мне, я отвечу на все вопросы и буду рада встрече!

shop giày nữthời trang f5Responsive WordPress Themenha cap 4 nong thongiay cao gotgiay nu 2015mau biet thu deptoc dephouse beautifulgiay the thao nugiay luoi nutạp chí phụ nữhardware resourcesshop giày lườithời trang nam hàn quốcgiày hàn quốcgiày nam 2015shop giày onlineáo sơ mi hàn quốcf5 fashionshop thời trang nam nữdiễn đàn người tiêu dùngdiễn đàn thời trang